Chehov
Henry-Ford
Tciceron
Platon
Einshtein
Anatole France
Michel-Montaigne
Petr1
Rerikh
Russo jan jak
Heinrich-Heine
Suvorov alexandr

В животе беременной женщины разговаривают двое младенцев. Один из них – верующий, другой – неверующий.

Неверующий младенец: Ты веришь в жизнь после родов?

Верующий младенец: Да, конечно. Всем понятно, что жизнь после родов существует. Мы здесь для того, чтобы стать достаточно сильными и готовыми к тому, что нас ждет потом.

Неверующий младенец: Это глупость! Никакой жизни после родов быть не может! Ты можешь себе представить, как такая жизнь могла бы выглядеть?

Верующий младенец: Я не знаю все детали, но я верю, что там будет больше света, и что мы, может быть, будем сами ходить и есть своим ртом...

Неверующий младенец: Какая ерунда! Невозможно же самим ходить и есть ртом! Это вообще смешно! У нас есть пуповина, которая нас питает. Знаешь, я хочу сказать тебе: невозможно, чтобы существовала жизнь после родов, потому что наша жизнь – пуповина – и так уже слишком коротка.

Верующий младенец: Я уверен, что это возможно. Все будет просто немного по-другому. Это можно себе представить.

Неверующий младенец: Но ведь оттуда ещё никто никогда не возвращался! Жизнь просто заканчивается родами. И вообще, жизнь – это одно большое страдание в темноте.

Верующий младенец: Нет, нет! Я точно не знаю, как будет выглядеть наша жизнь после родов, но в любом случае, мы увидим маму, и она позаботится о нас.

Неверующий младенец: Маму? Ты веришь в маму? И где же она находится?

Верующий младенец: Она везде вокруг нас, мы в ней пребываем и благодаря ей движемся и живем, без нее мы просто не можем существовать.

Неверующий младенец: Полная ерунда! Я не видел никакой мамы, и поэтому очевидно, что ее просто нет.

Верующий младенец: Не могу с тобой согласиться. Ведь иногда, когда все вокруг затихает, можно услышать, как она поет, и почувствовать, как она гладит наш мир. Я твердо верю, что наша настоящая жизнь начнется только после родов. А ты?

 

Воздухоплаватель на воздушном шаре сбился с курса, и решил срочно опуститься вниз – уточнить путь. Увидев внизу человека, он спросил:

— Извините, где я нахожусь?

— Вы находитесь на воздушном шаре, в 15 метрах над землей. Ваши координаты — 5°28’17» N и 100°40’19» E.

— Похоже, вы математик, — вздохнул воздухоплаватель.

— Да, я математик, согласился прохожий. — Но как вы догадались?

— Ваш ответ, по-видимому, точный и полный, но для меня совершенно бесполезный. Я по-прежнему не знаю, где я нахожусь, и что мне делать. Вы мне нисколько не помогли, только напрасно отняли время.

— А вы, похоже, из управленцев, — заметил математик.

— Я действительно топ-менеджер серьезной компании, — воспрял воздухоплаватель. — Но как вы догадались? Вы видели меня по телевизору?

— Зачем? — удивился математик. — Это же чистая логика. Судите сами: вы не понимаете ни где вы находитесь, ни что вам следует делать, в этом вы полагаетесь на нижестоящих. Спрашивая совета у эксперта, вы ни на секунду не задумываетесь, способны ли вы понять его ответ, и когда оказывается, что это — не так, вы возмущаетесь вместо того, чтобы переспросить. Вы находитесь ровно в том же положении, что и до моего ответа, но теперь почему-то обвиняете в этом меня. Наконец, вы находитесь выше других только благодаря надутому кем-то пузырю, и, если с ним что-то случится — падение станет для вас фатальным.

 

Двое друзей шли по пустыне. В какой-то момент они поспорили, и один дал пощечину другому.

Последний, чувствуя боль, но ничего не говоря, написал на песке:

«Сегодня мой самый лучший друг дал мне пощечину».

Они продолжали идти, и нашли оазис, в котором решили искупаться. Тот, который получил пощечину, едва не утонул, но его спас друг. Когда он пришел в себя, он написал на камне: «Сегодня мой самый лучший друг спас мне жизнь».

Тот, который дал ему пощечину, а потом спас жизнь, спросил:

- Когда я тебя обидел, ты написал на песке, а теперь ты пишешь на камне. Почему?

Друг ответил:

- Когда кто-либо нас обижает, мы должны написать это на песке, чтобы ветры могли это стереть. Но когда кто-либо делает что-либо хорошее, мы должны выгравировать это на камне, чтобы никакой ветер не смог стереть это.

Научись писать обиды на песке и гравировать радости на камне.

 

Над дверью лаборатории Нильса Бора была прибита подкова. Кто-то из журналистов спросил его:

— Как же так?! Вы — физик, образованный человек… Неужели вы верите, что подкова приносит счастье?

— Нет, — покачал головою Бор, — конечно, не верю. Но мне говорили, что она приносит счастье независимо от того, верю я в это или нет.

 

 
 

Один монах узнал, что в далёкой провинции живёт чиновник, который знает заклинание от смерти. В тот же день монах отправился в путь. Он очень торопился, чтобы первым узнать секрет вечной жизни. Но когда монах вошёл в дом чиновника, знающего тайну, ему сказали, что человек этот пять минут назад умер от старости.

Огорчённый монах вернулся в монастырь и начал рассказывать всем о своей неудаче.

— Подумать только! — сокрушался он. — Стоило мне тронуться в путь на пять минут раньше, и я застал бы в живых этого чиновника. Тогда я узнал бы заклятье от смерти и жил бы вечно!

Рассказ монаха услыхал проходивший мимо крестьянин. Он остановился и спросил монаха:

— Если человек умер от голода, можно ли поверить, что в доме его лежат мешки, наполненные рисом?

— Только глупец поверит этому, — ответил монах.

— Если человек умер от жажды, можно ли поверить, что дома у него стоит кувшин, наполненный вином?

— Только безумец поверит этому, — ответил монах.

— Как же назвать человека, который поверил, что умерший от старости человек владел тайной бессмертия?

На этот вопрос крестьянин не дождался ответа.

Китайская притча